Wыксунцев 3841
Виртуальная Выкса

Виртуальная экскурсия по г. Выкса

/ Иверский монастырь в Выксе

Карты Выксы
Выкса с высоты
Верхняя Выкса
Средняя Выкса
Нижняя Выкса
Район

Генеральный план монастыря
История Иверского женского монастыря
Отец Варнава (Меркулов)
Иверский монастырь в Выксе
Дорога к храму
Монастырь в советское время
Ансамбль Иверского монастыря
Экспозиция проектов Собора 1999 г.

"СВЯТОЧЪ"
Алексей Раков
. Москва - Выкса

Верующий имеет жизнь вечную, а неверующий не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем.
Евангелие от Иоанна. 3; 36

В 1929-м году нижегородские большевики под одобрительным взглядом Москвы приняли решение уничтожить и уничтожили сказочную по красоте Иверскую обитель, что цвела Господней волей, благословением преподобного старца Варнавы Гефсиманского и честными трудами инокинь и мирян неподалеку от села Выкса в Муромском темном лесу.

Начатая строительством в 1863 году на пустой поляне, через 36 лет обитель представляла собой архитектурное сооружение классических форм и пропорций, занявшее своими постройками 30 десятин (более 30 гектаров) земли. Эта земля, глинистая и бесплодная, родившая в изобилии лишь репу, украсилась прекрасными садами и цветниками, но, разумеется, более всего остального был славен в обители, как и во всем Выксунском краю, поместительный пятиглавый Троицкий собор. Крепок был этот Воин православия (такое имя он получил в народе), долгие годы успешно противостоял расколу, пустившему здесь давным-давно губительные корни, возвращая к истинной вере заблудших. Приговор ему вынесли раскольники новейших времен - раскольниковы, славные революционеры-ленинцы. Местные борцы с религией (опиумом) рьяно взялись за дело. К собору на телегах подвезли две тонны взрывчатки, выдолбили шурфы вдоль фундамента, подложили заряд и взорвали. Рухнули купола, обвалилась кровля, только стены остались. Так Родя Раскольников убил Алену Ивановну, так большевики убили и ограбили Россию, и даже душу ее попытались загубить.

Сегодняшние представители бесовского племени вольготно гуляют по руинам, пачкая стены красной краской, старательно выводя свои гнусные имена: Бодик, Сысырь (почти упырь. - А.Р.), Кынря, Эдя - двоим не разойтись... И вот что удивительно: эти "писатели" исчерчивают стены на огромной высоте, лестницу они сюда, понятно, не приволокут, значит, вправду летают и хвостами мажут. (Интересующихся техническими подробностями бесовских деяний отсылаем к повести Н.В. Гоголя "Вий").

Но некоторые из тех, чьи родственники приняли участие в страшном деле разрушения обители (и едва ли не всех обителей святой Руси) каются в грехах своих отцов и дедов, ощущая и на себе всю тяжесть их вины, стремясь ниспросить у Господа прощенье, как себе, так и тем обманутым, что давно закончили бесславный земной путь. Сколько их, осознавших тяжесть греха, пришедших к покаянию? Конечно, самая малость, а каятся должен весь православный народ, позволивший слетевшейся со всего мира нечисти командовать собой, так постыдно поддавшийся явному обману, бесовской прелести. Простит ли нас Господь?..

Духовный центр Выксунского Благочиния - Рождественская церковь. Священник этого храма протоиерей Геннадий Колоколов рассказывает: "Стыд и раскаянье - вот та огромная сила, которая волной поднялась в сердцах лучших русских людей в самое последнее время. И не в том дело, что красоту превратили в помойку, а в том, что святыню свирепо попрали и бросили на растерзание свиньям. Сами, своими руками. И теперь стали входить в разум, лицом повернулись к иным делам - восстановлению. Сияет на солнце наш Христо-Рождественский храм, а ведь и десяти лет не прошло, как поднялся из руин. Тоже был взорван. Побывайте у нас на литургии, ведь многие плачут. В душу живу не заглянешь, не узнаешь, чем вызвана слеза, умилением или раскаяньем. Думаю, и тем и другим. Нет бездушных людей, каждый, кто раньше, а кто позже, начинает понимать и сущность, и предназначение своей земной жизни..."

Отец Геннадий позволяет снять для публикации копию удивительного документа, думается, какой-нибудь коммунист, недавний соратник Брежнева ли, Хрущева ли, упал бы в обморок, увидев нечто подобное. Документ датирован 20-м декабря 1999 года. Называется он "Протокол № 1"

Было принято решение восстановить в 2000- 2001 году притвор Троицкого собора Иверского Выксунского женского монастыря в первозданном виде. Под этим решением подписались тридцать руководителей промышленных предприятий г. Выксы, их общую мысль четко выразил генеральный директор ОАО "Выксунский металлургический завод" Валерий Павлович Анисимов: "Наш завод поможет, чем только возможно, чтобы в притворе Троицкого собора поскорее началось Богослужение. Я предлагаю призвать к восстановительным работам, а они огромны, и другие организации нашей области".

Поздняя осень 2002 года, денек зябкий, серый: "снежок пролетает - держись пролетарий", - заметил по такому поводу поэт. Огромное помещение - притвор Троицкого собора вчерне готов, быстрыми темпами идут отделочные работы. Отец Геннадий, как опытный экскурсовод, и показывает и рассказывает:

"Я ведь швец, жнец и на дуде игрец. Общество доверило большие средства, много строительных материалов: кирпич, цемент, лес, плитка, краски. Быстро двинулся труд, помню, не успели на строительном комбинате бетонные плиты отлить, так рабочие, да и я, грешный, на второй этаж колокольни по веревке поднимались, как спортсмены. Но ведь поп должен главную свою работу выполнять, служба, требы - все своим чередом. И все с Божией помощью да с теплой молитвой - без опозданий. Вот я показал вам наши развалины, уверен, скоро не будет их, оживет собор, снова на восьмидесятиметровой высоте воссияет над ним крест. А теперь давайте послушаем, как звучат голоса в уже оживающем притворе, на него, кстати сказать, пошло 160 тысяч штук кирпича."

И отец Геннадий, с тремя студиозами из им же возглавляемого духовного училища, земно поклонившись образку Пресвятой Богородицы-Скоро-послушницы, укрепленному на листе фанеры, запели тропарь: "Моление теплое и стена необоримая, милости источнице, мирови прибежище, прилежно вопием Ти: Богородице Владычице, предвори, и от бед избави нас, едина вскоре предстательствующая".

- Да, акустика великолепная, ничего не скажешь. И голоса у вас как на подбор.

- Не в акустике и голосах суть, тут место намеленное, хорошее, душевное, оттого так умильно и поется. И еще причина: есть у нас частичка мощей Варнавы Гефсиманского, Варнава нам помогает.

...Произнес отец Геннадий имя старца, и нам пора рассказать о нем и о его роли в жизни сего славного в прошлые дни монастыря. Мы будем цитировать книгу "Обитель на Выксе и ее устроитель преподобный Варнава", вышедшую в свет в начале прошлого века и переизданную в Москве, в 2001 году, издательством им. святителя Игнатия Ставропольского. Составитель книги С.А. Кельцев, часто посещавший обитель, отлично знавший и настоятельниц ее, и сестер, делится своими впечатлениями: "...В отдаленнейшей части Нижегородской губернии, почти на границе ее с Владимирской губернией, в глубине дремучего Муромского леса, величественно красуется чудная обитель Иверская - одна из новейших обителей отечественных.

При взгляде на эту прекрасную юную обитель, окрестные старожилы, хорошо знакомые с историей ее недавнего прошлого, невольно преисполняются благоговейного удивления, усматривая в быстром ее возрастании и процветании явное и дивное дело Всемогущества Божия. Действительно, как не признать особенного благословения и благодатной помощи свыше в деле возникновения, и устроения этой обители! Ведь всего лишь 36 лет тому назад на том самом месте, на котором теперь глазам посетителя предстает эта величественная обширная обитель, питающая до 400 сестер, была лишь голая лесная поляна, а на всем обширном пространстве, прилегающем к ней, рос дремучий, старый лес.

Местное народное предание говорит, что на том месте, где ныне стоит обитель, многократно видимы были в ночное время горящие свечи и слышны были таинственные звуки колокольного звона. Местность называлась в народе "святою". До нас сохранился относительно этой местности следующий замечательный рассказ. Когда еще не было на этом месте обители, одна благочестивая женщина шла в одно раннее утро к утрени в Выксунский храм. Вероятно, был какой-нибудь праздничный день. "Проходя мимо места, где ныне находится обитель, рассказывала женщина, пред мною вдруг предстала величественная и благоговейная, в черном одеянии женщина, и кротко спросила: куда ты идешь?

- Иду, ответила я, к утрени, в Выксу.

Таинственная женщина сказала:

- Зачем туда? Пойдем в монастырь.

Не успевши спросить, в какой монастырь мне нужно идти, и случайно взглянув на правую сторону, я увидела там чудную обитель и молча последовала за незнакомкою. Мы прошли монастырскую ограду. За оградой она меня ввела в прекрасный храм и оттуда повела в пещеры этого же храма, где я всему видимому очень удивлялась. Вышедши из храма, я услыхала звон на Выксе к утрени, и в это мгновение монастырь, а с ним и чудная незнакомка мгновенно от меня скрылись".

Храм Иверской Божьей матери Не надивятся теперь окрестные жители, глядя на эти величественные, пятиглавые храмы с гигантскою колокольнею, на прекрасные белокаменные корпуса и прочие монастырские постройки, возникшие на их глазах в таком месте, где так недавно еще была пустошь, не обращавшая на себя ничьего внимания. Общий внешний вид богоспасаемой обители, не говоря уже о внутреннем ее благолепии, превосходит всякие ожидания посетителя, сколько бы он ни наслышался об ее величии и красоте. Как неожиданно и приятно поражает путника при выезде из леса, доселе сокрытая от его взоров вековыми соснами, великолепная картина величественной, обширной обители, живописно раскинувшейся на пространстве почти в 30 десятин! "Какое отрадное впечатление испытал я в моей душе, - пишет один из благочестивых посетителей обители, князь В-ий, - когда, выехав из чудного векового, соснового бора, увидел перед собою прекрасные здания богоспасаемой Иверской обители, озаренной лучами солнца!"...

Самая уединенность обители от мира с его шумом, соблазнами и суетою, составляет драгоценное условие к преуспеянию в духовной жизни ее обитательниц. Громадный лес - исполин, живою стеною на десятки верст окружающий обитель и известный под общим названием Муромского леса, невольно располагает отшельниц углубляться в самих себя, отрешаться от всего земного, суетного и предаваться тихой сладостной молитве. Вдали от мира и в близком общении с природою, в недрах этих безпредельных лесов сильнее чувствуется близость Бога.

Тихо и безмятежно, год за годом, течет жизнь инокинь, избравших крестный, скорбный путь до последнего жизненного предела человека, общего всем людям. Простившись навсегда с миром, весьма немногие из них оставляют монастырские стены. Только нужда и польза общежития заставляют определенных на то лиц выезжать из тихой пристани в море житейское.

Сообщение обители с губернским городом Нижним Новгородом, отстоящим от нее на расстоянии 200 верст, происходит по двум главным путям: по железной дороге от г. Мурома и по реке Оке на пароходе с ближайшей пристани "Досчатое", которая находится в 10 верстах от обители. В уездный г. Ардатов, находящийся в 80 верстах от обители, идет лесная проселочная дорога.

Житейские неудобства по причине отдаленности обители от губернского и уездного городов с успехом вознаграждаются близостью большого торгово-промышленного села Выксы, где во всякое время года имеется полная возможность запасаться всем необходимым в житейском быту.

Правда, близость столь многолюдного местечка, как торгово-промышленное с. Выкса, сильно смущала в первое время строителя обители. Не раз заставляла его подумывать о приискании для монастыря другого, более уединенного места и мысль о том, что может быть, и Богу не благоугодно устроить обитель на избранном им месте. Что же положило конец всем сомнениям его касательно избранного им для будущей обители места? Об этом старец Варнава рассказывал так: "Вышел я однажды, в одно из первых моих посещений богадельни, первоначального убежища сестер, поздно вечером на крыльцо богадельного дома. Было совершенно темно, а небо, покрытое тучами, казалось мрачным. И каким убогим, заброшенным показался мне тогда богадельный дом в лесной глуши! В глубокой скорби о беспомощных отшельницах - сестрах невольно поднял я глаза к небу, мысленно возлагая все упование на милосердие Отца всех сирот и вдовиц. Вдруг, над самым зданием богадельни, небесный свод, дотоле совсем темный, прорезала яркая и обширная светлая полоса, тихо переливавшаяся радужными цветами. Явление это длилось почти четверть часа.

Понял я тут, что благоволит Господь освятить и прославит место сие. Как яркий свет среди полного мрака, должна воссиять св. обитель на месте сем, как светильник для окрестного люда. После сего благодатного утешения исчезло во мне всякое сомнение, и тяжелые думы сменились радостью о благоволении Божием к возникающей обители невест Христовых."

Обитель воздвигнута в центральной местности по отношению к заводским селениям, жители которых состоят не из одних только православных, а из большого числа раскольников и даже иноверцев. Здесь вследствие заражения расколом и постоянной суетной деятельностью, многие и из православных холодно относятся к церкви и ее уставам. Находясь в такой местности, обитель имеет несомненно важное значение для местных жителей. Она благотворно влияет на них, воспитывая их в религиозно-нравственном отношении, покоряя их души евангельскому учению и уставам св. церкви. Как памятник духовной жизни, обитель самым своим внешним видом и ежедневным в ней совершаемым богослужением, возвещаемым звоном больших звучных колоколов, - постоянно напоминает окрестным жителям о "едином на потребу", - о благоугождении Богу и спасении души. Чувствами радости и умиления невольно наполняется душа всякого, когда в праздничный день, под торжественный звон колоколов, начинают стекаться в обитель отовсюду густыми толпами богомольцы, преимущественно крестьяне окрестных селений. Среди них бывают нередко и такие, которые пришли сюда за несколько десятков верст. Не взирая на крайнюю усталость от дальней дороги, все они спешат в ограду монастырскую, чтобы не опоздать к самому началу службы. Истовое, продолжительное монастырское богослужение, при стройном пении и внятном чтении инокинь, их благочестивое житие по строгому чину иноческому, приветливая обходительность и участливое отношение ко всем богомольцам и посетителям, а также распространение по самым умеренным ценам, а иногда и даром, картин, образков, религиозно-нравственных брошюр, Троицких и Афонских листков, нередко противраскольнического содержания, - все это в совокупности производит на народ благотворное влияние, наполняет его душу глубокими святыми чувствами и влечет его снова идти в св. обитель. И благодарение Господу Богу и Царице Небесной, Покровительнице обители, монастырский храм при богослужениях в праздничные дни бывает, если не всегда полон, то всегда значительно наполнен народом, приходящим сюда для удовлетворения своих духовных потребностей. В дни же храмовых праздников и знаменательных в жизни обители событий, когда торжества усугубляются совершением установленных крестных ходов и других чиноположении церковных, храмы монастырские уже не вмешают и половины всех богомольцев...

Три большие гостиницы при обители с особенным весьма обширным странноприимным на 400 человек помещением, где богомольцы - посетители и странники пользуются даровым приютом и сытною монастырскою трапезою, также много способствуют к привлечению их в обитель.

Редкий год проходит, чтобы обитель Иверская, привлекавшая своим благоустройством внимание многих высокопоставленных лиц, в том числе и епархиальных Архипастырей, не удостаивалась бы посещения их. Весьма важны эти Архипастырские посещения обители. Весьма благотворное влияние имеют на простые сердца и умы бедных, малопросвещенных людей величественные Архиерейские служения в обители Владыками. Благолепное служение в обители и кого либо из о. Архимандритов, ежегодно приезжающих в обитель, также составляет знаменательное событие своего рода и привлекает в храм обители множество богомольцев...

Да, своим возникновением и дальнейшим процветанием обитель обязана старцу пещер Гефсиманского скита Иеромонаху о. Варнаве. О. Варнава, в мире Василий, родился в 1831 году, января 24 дня, в селе Прудищах Тульской губернии. Родители его Илья и Дарья Меркуловы, люди добрые и богобоязненные, первое время были крепостными крестьянами помещика Юшкова. Впоследствии они были перепроданы г. Скуратову, который и перевел их в село Нару-Фоминскую, Московской губернии, Верейского уезда.

Отличаясь покорностью воле Божией, они терпеливо переносили трудную крестьянскую долю при рабском крепостном положении. Несмотря на всю свою бедность, старались делиться последним куском хлеба с неимущими, усердно и часто посещали храмы Божий, любили ходить на богомолье по святым местам. Храм и святыни были для них почти единственным утешением. Здесь они отдыхали от своих трудов, здесь получали силы к борьбе со всевозможными жизненными невзгодами. Пример такой добродетельной жизни родителей, их постоянное стремление памятовать о Боге, ходить пред лицом Его, не могли не повлиять благотворно на впечатлительный ум и чистую душу отрока Василия. Благодаря своим родителям он уже с детства начал обнаруживать склонность к духовной жизни: любил бывать в храме Божием при богослужениях, старался заучивать на память церковные молитвы. Когда же научился грамоте, то с особенным прилежанием стал заниматься чтением слова Божия.

Десница Всевышнего, предизбравшая отрока Василия служителем Себе и предначертавшая ему путь жизни во славу имени Своего святого, невидимо руководила им, охраняя жизнь его от опасностей.

Миновали долгие годы напряженного духовного труда и отрок Василий стал мудрым народным наставником, известным по всей России как Гефсиманский старец отец Варнава. Однажды побывал в его келье раскольник из Выксы Димитрий Пивоваров и, вразумленный старцем, вернулся в родные места уже изличившийся от пагубного раскольного заблуждения. Пример Димитрия помог и другим. Вскоре в Троице-Сергиеву лавру и в Гефсиманский скит отправились на богомолье супруги Кокины. Вот они-то и упросили отца Варнаву помочь в организации новой обители. О. Варнава, желая убедиться, что задуманное дело угодно Господу, отправил Кокиных к святителю Московскому Митрополиту Филарету, который вынес решение: "Благославляю создателя обители, а монаха-устроителя (то есть Варнаву) благословляю созидать и руководить ею всегда". Спустя некоторое время отец Варнава собрался в дорогу…

"Когда я был совсем готов отправиться в путь, рассказывал о. Варнава, совершенно неожиданно вошли в мою келью две женщины, - обе в черном одеты. Помолясь на святые иконы, одна из них подала мне несколько серебряных монет и сказала:

-Ты отправляешься в путь? С Богом! Вот тебе на это дело. - Затем женщины быстро вышли, так что я не успел спросить не только - кто они, но даже их имени.

По приезде в Выксу, в конце 1863 года, о. Варнава вместе с Кокиным занялись приискиванием места для постройки богадельни, из которой в недалеком будущем должна была возникнуть чудная благоустроенная Иверская обитель и сделаться предметом благоговейного удивления всех. Избрав местность в лесу, на расстоянии одной версты от Выксы, Варнава обратился с пламенною молитвой к вездесущему Богу и сотворил поклоны на все четыре стороны. Затем он благословил избранное им место для постройки богадельни. На месте будущей обители ископал на земле крест, а на месте святого алтаря будущей церкви в обители водрузил сломанную ветку. Приобрести эту землю в собственность в то время не было возможности, только арендовать. Непрочно было это владение, но делать было нечего. Арендованная площадь земли занимала 5 десятин. Этого количества было вполне достаточно на первое время для возникающей обители. На другой день после этого о. Варнава, глубоко озабоченный, отправился из Выксы в свои Пещеры, всецело полагаясь в деле дальнейшего благоустроения обители на помощь Божию и покровительство Богоматери.

Вскоре действительно явилась и материальная помощь от добрых людей. Первые благотворители, пожертвовавшие лес на постройку двухэтажного богадельного корпуса и железо на крышу, были жители села Выксы, Кокины, Бордачевы и Липковы. Надзор за постройкой дома о. Варнава поручил человеку, хорошо знакомому с этим делом. Так как уплата за постройку богадельни, внутренняя отделка, снабжение ее всем нужным и наконец материальное обеспечение лежали на обязанности о. Варнавы, а средств у него никаких не было, то он горячо молился Богу о ниспослании ему помощи. Призывал о. Варнава и добрых людей из многочисленных своих знакомых, прося и убеждая их содействовать посильными жертвами устроявшемуся благотворительному заведению. И Бог внял молитвам верного раба Своего. Помощь была получена. Было и доброе предзнаменование того, что избранное о. Варнавой место для будущей обители было угодно и Небесной Покровительнице будущих насельниц. Случилось следующее многознаменательное событие, коему предшествовало не менее знаменательное сновидение старцу.

Во второй половине ноября 1863 года в окрестных селениях Выксы носили, давно небывавшую в этой местности, чудотворную икону Божией Матери Оранской. Выксунским обществом также предположено было непременно принять к себе эту св. икону. Отъезжая из Выксы, о.Варнава убедительно просил Кокиных, чтобы они, когда принесут в Выксу чудотворную икону Богоматери, непременно позаботилась освятить избранное для обители место принесением ее сюда и совершением на нем молебствия с водосвятием. Это горячее желание сердца старца скоро было исполнено. Нельзя при этом не обратить внимания на то, что оно было исполнено прежде, чем Кокины обратились с просьбою обслужить молебен к иеромонаху, сопровождавшему св. икону. Дело было так.

Наступило 28 число ноября, к вечеру которого принесена была в Выксу икона Богоматери. На утро, прибывший с иконой иеромонах Иов, вместо того, чтобы по обыкновению носить св. икону по домам, распорядился нести ее в лес к хижине "юродивого Димитрия". С благоговением и слезами встретил Димитрий чудотворный образ Богоматери и просил пройти с иконою на избранное и благословенное Гефсиминским старцем место для будущей обители. Из хранящейся в монастырской ризнице собственноручной записи отца Иова видно, что такому необычному распоряжению его предшествовало знаменательное сновидение, бывшее ему в эту ночь. "В эту ночь, пишет он, чудного и непостижимого, грешный я, сподобился ведения. Представилось мне во сне величественное шествие крестного хода, сопровождаемое чудотворною иконою Оранской Божией Матери. Ходу сопутствовали с пением множество девиц черноризиц. Шли мы как будто на какую-то гору, украшенную множеством прекрасных растений. Взойдя на гору, юродивый Димитрий стал раздавать зажженные свечи предстоящим, а мы начали петь молебен Божией Матери. Я, грешный, служил и читал молитву на основание и создание храма, а тем временем клир, монахини и весь народ, который во множестве сопутствовал ходу, запели: "Днесь светло красуется святая обитель Иверская, яко зарю солнечную восприемши, Владычище, чудотворную твою икону, к ней же мы притекающе и молящиеся Тебе взывем сице: о! пречудная Владычице Богородице, молимся из Тебе воплощенному Христу Богу нашему, да избавит обитель сию и живущих в ней и все грады и страны христианские от всех наветов вражьих, и спасет души наши, яко милосерд". Меня удивила некоторая неточность в словах этого тропаря, поемого в день празднования Владимирской иконы Богоматери, и я заметил об этом окружающим. "Так следует!" - отвечал мне чей-то неизвестный голос. Тем видение и кончилось. Свидетель не ложный словам моим - Матерь Божия. Проснувшись, я дал себе обещание тем же утром посетить келию юродивого Димитрия, что и исполнил. Тут я отчасти уразумел виденное, но не осмеливался возвестить об этом никому. Теперь же, когда на месте том пустынном, где мы тогда молились, сияет уже святый храм Божий и отшествие мое от мира сего приближается, страшуся молчать далее, ибо тайну цареву добро хранити, дела же Божии открывати славно".

На словах о. Иов рассказывал, что при этом видении, когда в тропаре клиром пропето было: "святая обитель Иверская", то "монахини, виделось ему, стали быстро класть кирпичи в здание и вырос мгновенно большой пятиглавый собор, около коего на деревьях пели миллионы чудных по красоте райских птиц".

Это необыкновенное чудное посещение Царицей Небесной предназначенного для обители места еще более утвердило о.Варнаву в мысли о богоугодности его предприятия, и он наконец решился неотложно приступить в наступающую весну 1864 года к начальной постройке при Выксе женской богадельни. Устраивая богадельню, он имел твердое намерение образовать из нее впоследствии если не монастырь, то общину.

С наступлением весны 1864 года, по словесному разрешению и благословению епархиального Преосвященного Нектария, из заготовленного зимою материала при Выксе начата была постройка богадельни, оконченная к осени того же года. В отстроенном богаделенном здании были устроены комнаты для 12 человек, причем для каждой из призреваемых предназначалось отдельное помещение. На восточном конце здания была сделана большая в два окна комната трапезная, которая служила в то же время и местом молитвы для живущих здесь.

Так в 1864 году возникла Выксунская женская богадельня, в которой могли найти себе приют сначала 12 жилиц.

Еще ко времени окончания постройки богадельного корпуса о. Варнавою были присланы на жительство туда две девицы, изъявившие желание поступить в монастырь и просившие на то у него богославения. Обе они теперь уже монатейные монахини, а тогда были еще совсем юные девицы. Пешком они пришли в новоустроявшуюся обитель. Благословив их на этот подвиг, о.Варнава сказал им:

-Благословляю вам проложить дорогу для подобных вам, потрудитесь ради Царицы небесной.

С большим страхом поселились эти две девицы в новом здании, в глухом лесу, так как здание не было даже ограждено еще ничем. Много скорбей понесли они тогда, терпя и холод, и голод, и страх, особенно в ночное время.

Через два месяца после поселения их на Выксе к ним пришли еще три девицы, присланные о.Варнавою. Одна из них, Неонила Честнова, как старшая по летам и более знакомая с правилами монашеской жизни, по благословению о. Варнавы, признавалась начальницей богадельни…

Истинно чудом возникшая в глухом лесу обитель процветала и расширялась, благодаря многочисленным бескорыстным жертвователям. По указу св. Синода 1887г. Иверская община возведена на степень третьеклассного монастыря. Здесь, кроме храмов, внимание богомольца невольно привлекли к себе другие здания обители, отличающиеся громадными размерами и красотой. Всех жилых зданий внутри монастыря 24. Из них особенно выделяются по своей величине и наружной отделке Трапезный корпус, построенный в 1894 году на средства московского дворянина Николая Аркадьевича Журавлева.

В нижнем этаже этого громадного здания помещаются: обширная трапезная, кухня, хлебопекарня, кладовые. Под зданием трапезного корпуса находятся две больших пневматических печи, которые и согревают верхний и нижний храмы трапезной. Верхний этаж коридором разделяется на две части. Здесь находятся несколько келий и комнат для различных мастерских обители - иконописной, двух золотошвейных и ризошвейных.

Певческий корпус также отличается большими размерами (7*25 квадр. Саж). В нем для каждой сестры - певчей имеется отдельная комната и обширное зало для общей спевки. В комнате для спевок свободно может поместиться 100 человек.

Хозяйственных зданий внутри монастыря всех семь. Из них одно каменное одноэтажное здание. В нем - две келии, квасоварня и погребная с надлежащими приспособлениями. Оно довольно значительных размеров (4*21 кв. саж.); построены в 1889 г. амбар, малярная и четыре обширных с каменными столбами сарая.

Паровая машина с резервуаром для воды находится в одной из башен монастырской ограды. Отсюда вода идет по трубам во все жилые здания и хозяйственные помещения обители. Много было скорбей у сестер от недостатка в воде, так как имевшиеся в обители колодцы, из которых прежде брали воду, не могли в достаточной мере снабжать водою всех сестер. В будущем, когда число сестер еще более увеличилось, увеличились несомненно и эти затруднения. Это сильно озабочивало Старца. Однако же, твердо уповая на милость Божией Матери, он всегда утешал на и ободрял сестер, говоря:

- Потерпите сестры! Матерь Божия вас утешит, и воды у нас столько будет, что и девать некуда!

И, действительно, Царица Небесная не замедлила утешить их, пославши им обильный, неиссякаемый источник воды. Одна благочестивая женщина А.И. Решетникова пожертвовала обители капитал, необходимый для устроения артезианского колодца. Потом нашелся и сведущий в этом деле человек - В.С.Щербаков; под присмотром его скоро был вырыт колодец. Замечательно, что вода в этом колодце показалась и пошла обильным потоком в самый день празднования 250-летия со времени перенесения Иверской иконы Богоматери с Афона в Москву.

Теперь сестры уже не чувствуют недостатка в воде, и благодарность их к лицам, принявшим такое живое участие в их неотложной нужде, беспредельна.

Монастырь имеет свой водопровод. Кроме водопровода в монастыре имеется для келейный потребностей и поливки садов два небольших прудка, несколько колодцев и один небольшой фонтан…

Ах, вода, водичка родниковая, колодезная, незримо прокладывающая подземный путь свой по видимому ей белому песочку да серому камню прозрачная, как слеза; как слеза омывает глаз, так светлая вода смывает с душ всякую нечистоту.

- Посудку-то взяли для святой воды? - спрашивает отец Геннадий. - У нас особенная, не хуже чем у соседей, в Сарове и Дивееве.

Он наливает в подставленные сосуды (не пишет рука слово "бутылка" хоть тресни!) холодную воду, а сам неторопливо продолжает рассказывать:

- Вы теперь уже поняли, что построили в этом глухом краю с Божьей помощью православные люди, как неплодоносную и мертвую (раскол, как холера сидел тут!) землю ублаготворили и отогрели дыханием, но не все вы еще знаете. Надо особо сказать о батюшке Варнаве (каждый день к нему молитвы возносим", еще и как о духовном воспитателе насельниц сей обители. Ведь сколько и каких сильных борений против него было, против инокинь! Они - бедняжки, часто и горько плакали, а батюшка, сам терпя наветы, их смиренно учил. От писем батюшки исходит свет разума и некая, проникающая в душу благодать…


Яндекс.Метрика
© 2005-2018 «Виртуальная Выкса» | Дизайн и верстка «Виртуальная Выкса» | admin@wyksa.ru
по вопросам размещения рекламы - reklama@wyksa.ru, тел. 89040596588
При любом использовании материалов сайта ссылка на wyksa.ru обязательна