Wыксунцев 3841
Виртуальная Выкса

Выкса сегодня

/ События / ТСЖ. Продолжение


Календарь

« Сентябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

ТСЖ. Продолжение

дата: 28.09.17   добавил: DDZ   источник: Виртуальная Выкса
ТСЖ. Продолжение

Начало ТСЖ



«Нива» уже давно скрылась за поворотом, а Карасев продолжал сидеть на скамейке, осмысливая разговор с полицейскими. Он пытался разложить его по полочкам, чтобы выяснить связь прошедших событий и тех, которые, возможно, произойдут в ближайшее время. Но мысли путались. Накладывались одна на другую, однако в сумме получался ноль. Пустота. Одни эмоции от собственного бессилия. Потому, что предотвратить и изменить ничего нельзя. Как невозможно остановить наступление ночи или зимы.
Карасев вдруг понял, что оказался в каком-то другом, параллельном и перевернутом мире, в котором все поставлено с ног на голову. Его окружает компания идиотов, и в число этих счастливчиков входит и он сам. И все, что было реальным несколько минут назад, стало иррациональным. Белое стало черным. Кошки залаяли, собаки замяукали. Он понял, что в этом мире не существуют правил игры, а все действия игроков подчиняются лишь эмоциям. Где вместо победы, каждый стремится к поражению.
Поэтому, чтобы выжить в этом королевстве кривых зеркал, надо действовать вопреки логике и здравому смыслу. Иначе он не сможет сопротивляться и победить в мире, не им созданном. В мире, где никто не может ответить на вопрос: куда мы направляемся и какая цель этого пути. И, самое главное – какую цену придется заплатить, чтобы ее достигнуть. И, вообще, существует ли эта цель? Может, эта дорога ведет в никуда. В ничто. И следует спросить себя, а не лучше бы самому превратиться в ничто и исчезнуть в этом перевернутом мире?


Прошел час, а Карасев все продолжал сидеть на лавочке, под сиренью, обдумывая все варианты своих действий, пока его размышления не прервал голос Мишина.
-Ты куда пропал? И на телефон не отвечаешь?
Он присел рядом и достал пачку «LD».
Мишин был единственным человеком, который к жизни относился с философским спокойствием. С ироническим цинизмом и пофигизмом. Он воспринимал ее такой, какая она есть. Со всеми ее плюсами и минусами. Может поэтому Карасев относился с симпатией к слесарю, который живыми, карими глазами пожирал любую юбку, которая дефилировала мимо него. Но, эти глаза всегда выражали сочувствие и готовность их владельца всегда прийти на помощь.
Карасев не ответил. Он не расслышал, что спросил Мишин. Будто с ним разговаривали издалека. Мишин выдохнул дым через нос и пристально посмотрел на мастера.
-Тебя что, пыльным мешком по голове ударили?
Карасев глубоко вздохнул. Было видно, что он смертельно устал.
-Что ты спросил? Какие мешки?
-Нет, вы посмотрите на него! Ты хоть понимаешь, о чем я тебя спросил?
-О мешках?
-О пыльных мешках. Чувствуешь разницу. Что случилось?
Карасев пожал плечами.
-Ничего.- безразлично ответил он.
Карасев внимательно посмотрел на Мишина. Насколько ему можно открыться? И стоит ли сообщить ему о разговоре с полицией?
Мишин смотрел в одну точку, но повернулся так, что лицо Карасева было в поле его зрения.
-Ну-ну. Вольному - воля. – разочарованно протянул он.
-Что у нас с канализацией на 1 квартире?
-Как и думали. Стояк в порядке.
-Заменили?
-Да, поставили новые трубы. Но ты правильно заметил, что менять канализацию под действующим домом…- Мишин иронично дернул головой.
-Значит, залили.- безразлично сказал Карасев.
-Конечно.- почему-то обрадовался Мишин.- Бедняжка сама заплакала. Ведра три говна вытащила.
Карасев поморщился.
-Чего смеешься? Как там новенький? Соображает?
Мишин снова рассмеялся низким голосом заядлого курильщика.
-Нормальный парень. С непривычки в дерьме измазался, но, думаю, дело у него пойдет.
Разговор то и дело зависал в воздухе. Слова уходили в пустоту и не возвращались обратно. Кроме этого, они не были связаны между собой и несли абстракцию иррационального фона. Так, заполнение пауз. И с каждой минутой они становились все длиннее. Молчание – угнетающим.
Наконец Карасева прорвало. Он понял, что если сейчас будет держать все внутри себя, то тяжесть этого груза придавит его окончательно. Лишит возможности логически мыслить, и он навсегда останется в перевернутом мире. Надо остановиться, прекратить душевный мазохизм и выложить все, что он передумал и пережил за последний час.
Сначала Мишин слушал все спокойно. Потом закурил сигарету. Потом выпрямил спину и стал внимательно смотреть на Карасева.
Карасев рассказал о том, как он стал свидетелем гибели Калинина после игры в преферанс, о беседе с полицейскими. Рассказывая об этом, он ожидал всплеска вопросов. Но Мишин только кивал головой и молча, перекатывал сигарету в уголках рта. В его глазах появилось жесткое выражение, когда Карасев стал рассказывать о содержании вопросов Костикова.
-Этот мент подставляет тебя.- процедил он сквозь зубы.- Он тебя хочет сделать крайним. И к бабушке не ходи.
Карасев отмахнулся.
-Это потом. Я еще не все рассказал.
Он поведал о ссоре с женой, которая почему-то разревелась, узнав о смерти Калинина, о странных намеках Аксянова. Карасев закончил свое повествование неутешительными выводами о перспективах пребывания в мирке собственного спокойствия и благополучия, который на проверку оказался таким хрупким.
Мишин задумчиво почесал подбородок. Повисла долгая пауза.
-Ты на всякий случай успокойся.- наконец произнес он, когда Карасев достал очередную сигарету.- Чтобы разобраться в этом дерьме - нужна ясная голова.
-Сам знаю.- глухо ответил мастер.- Я думаю, мне нужна помощь.
Мишин затушил сигарету и шумно вздохнул.
-Хорошо, что ты мне все рассказал.- после минутного молчания сказал он.- Ты вляпался по самые уши. Теперь давай вместе подумаем, как будешь выбираться из этой помойки.
-Давай подумаем.- без особой надежды ответил Карасев.
Мишин похлопал мастера по плечу.
-Не все потеряно. Если бы у них на тебя что-нибудь было, то ты давно бы сидел на другой скамейке. Не будем принимать решения с кондачка.
Карасев продолжал сидеть с опущенными плечами.
-Не вешай носа. – увидев, что его слова только сотрясают воздух, зло прищурил глаза Мишин.- Знаешь, что я тебе скажу. За всю свою историю человечество изобрело немного средств утешения. В конечном итоге все сводится к одному: успокоить человека, который обратился к тебе за помощью. Поэтому соберись и пойдем к ребятам. Скоро заканчивается смена.
Мишин энергично поднялся со скамейки. Карасев покорно поплелся за ним.


Оставшиеся часы до конца рабочего дня прошли для Карасева как во сне. Он, то отрешенно сидел в кресле и тупо глядел в одну точку, то начинал отмерять шаги в мастерской. Потом беспричинно накричал на Запорожцева, потом придрался к Шутову за беспорядок на рабочем месте.
Слесаря догадывались, что с мастером твориться что-то неладное. Однако, не зная причины такого странного поведения, старались держаться от него подальше.
За пять минут до окончания рабочего дня запел мобильник. На дисплее высветился номер Фоминой. Карасев уже совсем забыл о ее приглашении зайти к ней на рюмку чая. Первой мыслью Карасева вообще не отвечать на вызов. Настроение - ниже плинтуса. Но телефон своим треньканьем настойчиво давил на мозги и мастеру ничего не оставалось делать, как нажать кнопку соединения с абонентом.
-Ты на месте?
Всегда мурлыкающий голос Нины был сейчас взволнованным. Она явно была чем-то напугана.
-Да.- нейтральным голосом ответил Карасев. Если это тактический ход Фоминой, чтобы затащить его к себе домой, то для этого она выбрала совсем неподходящее время.
-Ты на смог бы сейчас же прийти ко мне?
Карасев посмотрел на часы - 17.00.
-Немедленно приезжай.- не дожидаясь ответа, продолжала кричать в телефон Нина.
Карасев уже начал сомневаться в своих первоначальных выводах о причине звонка Фоминой.
-Ты можешь объяснить толком, что случилось?
-Меня обокрали!- голос в трубке перешел на пятую октаву и был близок к истерике.
-Как?
-Не знаю. Когда я пришла, то дома все перевернуто вверх дном.
- Прежде всего, успокойся и соберись. Ничего не трогай. Ты вызвала полицию?
Голос Фоминой немного начал приобретать обычный бархатный оттенок.
-Я растерялась. Тут такой бардак. Мне страшно. Мне кажется, что в квартире кто-то есть.
-Глупости.- решительно сказал Карасев.- Ты сама себя напугала. Впрочем, оставайся на лестничной клетке. Позвони соседям и вызови полицию.
-Спасибо Володя.- радостным голосом ответила Фомина.- Я так и сделаю. Но, и ты приезжай.
Карасев, начавший было верить, что с Фоминой, действительно случилось несчастье, теперь снова стал сомневаться, полагая, что Фомина что-то темнит. Однако он решил посмотреть, что произошло с подругой жены, и быстро направился к выходу. В дверях он столкнулся с Пивоваровым, который со своим чемоданчиком возвращался с какого-то вызова.
Тот пробормотал что-то невразумительное и вынужден был сделать шаг в сторону, пропуская Карасева. Мастер вспомнил, что не передал просьбу Аксянова - посмотреть лифт в четвертом подъезде и замедлил шаг. Но электрик уже скрылся в раздевалке, и чтобы вытащить его оттуда в конце рабочей смены не могло быть и речи. И так уже произошло, что-то необычное, если он перетрудился лишних полчаса.
Проклиная себя за то, что согласился на просьбу Фоминой побыть рядом с ней, Карасев почти бежал по дорожке из кирпича, ведущей к большому дому. Он еще надеялся, что это ложный вызов и ему удастся застать Пивоварова, чтобы поговорить с ним насчет лифта. Аксянов - мужик нудный, всегда записывал в тетрадь всякую мелочь, чтобы потом долго морщиться и при случае засунуть палец под ребро мастера, если работа не будет сделана. До сегодняшнего дня этот вопрос не стоил бы выеденного яйца, но и создавать еще одну проблему на пустом месте, Карасеву не хотелось. Открытие еще одного фронта в лице своего начальника - слишком большая роскошь, пока не решена проблема в семье. Да и с полицией пока не все еще ясно.
Вдоль низкого палисадника нервно выписывала круги Фомина. Она была здорово напугана. Служившая эталоном для модниц, ее прическа была взъерошена. Две верхние пуговички прозрачной блузки были расстегнуты, то ли от жары, то ли от накатывающейся истерии. На порогах подъезда стояла женщина, вероятно соседка, несмотря на жару одетая в толстый халат, с накинутым на плечи шерстяным платком. На вид ей было около шестидесяти лет. Она сочувственно кивала головой и что-то говорила Фоминой. Из-за шума проезжающей машины Карасев не расслышал слов, но по движению губ он догадался, что скоро приедет полиция.
Увидев Карасева, Фомина всплеснула руками и отчаянно бросилась ему на шею.
-Спасибо, что ты пришел!
Карасев от такого бурного проявления восторга, опешил и сделал шаг назад. Он уже успел заметить, что в окне первого этажа соседнего подъезда замаячило чье-то лицо. Какая-то товарка с любопытством наблюдала за странным поведением парочки.
В 17 часов 15 минут приехала полиция. Первым из УАЗа вылез Костиков. В левой руке он держал неизменную черную папку. Он был полон энергии и полицейских замыслов. Костиков успел где-то переодеться. В хорошо отглаженной рубашке с короткими рукавами, подтянутый и стройный, он выглядел фотомоделью для образцового полицейского на агитационных плакатах. Сопровождающие его лица из трех человек в штатском, выглядели не так импозантно. Их вид был не таким свеженьким и по недовольным взглядам, которые они бросили на Карасева, было понятно, что полчаса назад у них были другие планы на сегодняшний вечер.
-Слава богу, что вы приехали!- воскликнула Нина, у которой, несмотря на теплый вечер, зуб на зуб не попадал от нервного возбуждения.
Костиков хмуро посмотрел на Карасева.
-Ух, ты.- хмыкнул он.- Вам не кажется, что наши встречи становятся слишком частыми?
По его лицу было видно, что ему не доставляло удовольствия дважды в день лицезреть Карасева. Тот тоже отвечал взаимностью.
-Хорошо, что вы здесь. Мне нужно задать вам еще пару вопросов.- полицейский решил обрадовать Карасева, чтобы тот не расслаблялся.- Вы не можете уделить мне несколько минут, когда мы здесь все закончим?
Карасев посмотрел на часы.
-Вообще-то я спешу.- безрадостно улыбнулся он.- Может в другой раз?
Костиков пропустил ответ Карасева мимо ушей. Он теперь был полностью поглощен созерцанием Фоминой. Под его пристальным взглядом она машинально поправила прическу, расправила юбку и успела застегнуть одну пуговичку.
Дождавшись, когда Фомина приведет себя в порядок, он жестом пригласил всех в дом. Один из полицейских забежал вперед и так резко распахнул дверь, что она жалобно взвизгнула ржавыми петлями, чуть не вырвав из креплений доводчик.
Лифт не работал, и всей компании пришлось добираться до квартиры Фоминой пешком. За ними увязалась любопытная соседка в теплом халате.
-Когда вы обнаружили, что кто-то побывал в вашей квартире?- спросил Костиков, когда они поднимались по лестнице на девятый этаж, где жила Фомина.
-Полчаса назад.- чуть запыхавшись от быстрого темпа, ответила Нина.- Я вернулась от подруги и заметила, что дверь приоткрыта.
-Вы не заходили в квартиру?
-Я только заглянула и сразу увидела беспорядок.
-Значит, вы заходили только в коридор?
-Да. Больше никуда.
Полицейский повернулся к Карасеву.
-А как вы здесь оказались?
-Это я его вызвала.- ответила за Карасева Нина.- Я так испугалась. Мне показалось, что в комнатах кто-то ходит.
-Показалось или вы уверены?
-Не знаю. Я слышала, что хлопнуло окно.
-Может – это ветер?
Фомина пожала плечами.
-Не знаю. Мне было так страшно. Вот и пришли. Видите: дверь открыта.
Она забежала вперед и хотела повернуть ручку замка.
Майор предупреждающе поднял ладонь.
-Прошу вас не трогать здесь ничего. А пока - всем отойти в сторону.
Он жестом подозвал одного из полицейских и кивнул ему головой на дверь. Тот достал пистолет, прижал снизу левой ладонью рукоять ПМ и, вытянув руки, изготовился к стрельбе.
Костиков убедился, что его распоряжение выполнено, шепотом приказал Карасеву и Фоминой спустился на две ступеньки вниз. Любопытная бабуля в шерстном платке растаяла этажом ниже.
-На счет три.- прошептал Костиков.
Он указательным пальцем приоткрыл дверь и скомандовал:
-Раз, два, три. Пошел.
Полицейский моментально среагировал на команду и влетел в комнату. Было видно, как он прыгнул резко влево, потом осторожно перешагнул через коробку с обувью и прижался у двери ведущую в спальню. Выдержал секундную паузу, пытаясь определить местоположение противника. Затем он запрыгал по квартире, заглядывая в каждый закуток. Он уже не обращал внимания на беспорядок в комнатах, однако двигался почти бесшумно.
Через минуту он возник на лестничной площадке, пряча свой ПМ в кобуру.
-Чисто.- недовольно процедил он.
Костиков поднял уголки губ.
-Это хорошо. А тебе все на курок нажимать.- недовольно процедил он.- Заходим. Ничего руками не трогать. А ты займись замком.- он повернулся к криминалисту.- Может, что и найдешь.
Молодой криминалист открыл свой кейс. В нем лежали инструменты, пакетики, бутылочки и склянки, необходимые для проведения осмотра. Более основательная проверка требовала основательного оборудования. Но оно имелось только в лаборатории.
Молодой человек посмотрел через увеличительное стекло на дверную ручку.
-Похоже, что ее тщательно вытерли.- сказал он.- Во всяком случае, отпечатки сильно смазаны, и идентифицировать их будет трудно.
-А ты посмотри. Поковыряйся.- раздраженно ответил Костиков.- У тебя для этого - целый чемодан всякого барахла имеется.
Через несколько минут, кисточка и порошок подтвердили правильность выводов криминалиста.
-Ладно, оставайся.- пробубнил Костиков.- А мы там посмотрим, что к чему.
Во времена детства и юности Карасева, эти дома были построены по типовому проекту, где все было подчиненно законам экономии. Маленькая и узкая прихожая, где раздеваться надо по очереди. Слева – кухня, все пространство, которой занимали только два предмета мебели – газовая плита и кухонный стол с двумя табуретками. Прихожая выходила в гостиную через дверь, соединявшаяся с узкой и длинной комнатой, которую все назвали спальней. Квартира была типичной «хрущевкой». Другого имени у нее не было. Карасев всегда удивлялся фантазии архитектора, умудрившего втиснуть в этот пятачок пространства еще две кладовки и санузел с ванной комнатой.
Костиков уверенным шагом пересек коридор и первым делом направился в гостиную. Остановившись посредине комнаты, он с любопытством оглянулся по сторонам. Она представляла собой жалкое зрелище. В гостиной царил полный хаос. Раскрытые дверцы серванта, вспоротые кресла, валявшиеся на полу стулья, разбросанные повсюду книги. Все это говорило о том, что в комнате что-то искали. И вряд ли это были деньги и ценности. Потому, что бижутерия валялась на полу, там же находился ноутбук с оторванным дисплеем. Костиков ходил взад-вперед по комнате, разглядывая следы разгрома. Поднял с пола разорванную картину и стал с явным удовольствием ее разглядывать. Затем, он стал совать нос в распахнутые дверки серванта.
Потом полицейский прошел в спальню, освещенную светом вечернего солнца пробивавшегося через занавеску и висевшую на одной защипке. Он остановился посредине комнаты и стал разглядывать все вокруг. Здесь был такой же беспорядок, как и в гостиной. Кто-то рылся в шкафу для белья, перевернул матрац огромного ложа для сна, даже заглянул под коврик, который был брошен на прикроватную тумбочку.
Внимательно оглядев спальню, запоминая каждую мелочь, Костиков пошел на кухню. Он подержал в руке открытую банку рыбных консервов, поднял валявшийся на полу обрывок бумаги, посмотрел его на свет, потом заглянул в стоявшую на плите кастрюлю с остатками вчерашнего супа. Из настенного шкафчика он достал пакет фруктового сока, открыл винтовую крышку и сделал глоток. Почмокивая губами, он оценил вкус напитка и протянул сок Карасеву.
-Дайте пострадавшей.- сказал он.- Может, оклемается.
Карасев подал сок Фоминой. Зубы Нины застучали о край стакана. Дождавшись, когда она напьется, Карасев взял стакан из ее рук и поставил его на стол.
Костиков посмотрел на Фомину, оценивая ее состояние, потом бросил проницательный взгляд на Карасева.
-А вы хорошо держитесь.- одобрительно хмыкнул он.- Временами, вы мне даже нравитесь.
Карасев вспыхнул.
-У меня тоже иногда появляется то же самое, по отношению к вам.- съязвил он.
Полицейский имел скверную привычку пропускать слова Карасева мимо ушей. Он уже сосредоточил свое внимание на Фоминой, которая к этому времени окончательно оклемалась. Она приняла свою обычную позу: расправила юбку так, что оголились ее круглые коленки, и положила ногу на ногу.
Костиков поставил стул на ножки и присел напротив.
-Будьте осторожны.- предупредила она.- Этот стул я купила в магазине на рынке, и боюсь, что он не предназначен для сидения.
-Когда вы ушли из квартиры?
-Не помню.- беспечно ответила Фомина.- Это было после обеда.
Костиков нахмурился.
-Можете сказать точнее?
-Ну, точнее… часа в два.
Так как Костиков вопроса не задал, она решила уточнить.
-Да-да. Точно, около двух. В два часа по телевизору закончился сериал. И начались новости.
-Когда выходили из квартиры ничего подозрительного не заметили?
Фомина грациозно положила руку на спинку кресла.
-Подозрительного… - она наморщила носик.- По-моему, ничего. Только…
Полицейский подался вперед.
-Что, только?
Непривычно-напряженная работа мысли в ее голове, отражалась на лице, как зеркале. Нина скривила губы.
-У подъезда была драка. Да-да. Точно. Я видела драку.
-Какую драку? С этого момента поподробнее.
-Дрались, кажется двое.
-Двое? Может вы запомнили приметы? Как они выглядели?
Нина сморщила носик.
-Как обычно. Один черный - худой, а другой рыжеватый - полный.
Глаза Костикова превратились в щелочки, как кота приготовившегося к драке.
-Вы заметили какие-нибудь приметы? Ну, родинки, шрамы.
Фомина задумчиво покачала головой.
-Нет. Ничего такого я не заметила. Правда, у одного, рыжего, было сломано ухо. Вот здесь.- она показала на мочку.
Костиков вальяжно откинулся на спинку стула.
-Значит, у одного сломано ухо.- задумчиво произнес он.- Это уже, кое-что. Редкая примета.
Фоминой явно польстило то, что она смогла оказать следствию такую неоценимую услугу и решила добавить деталей для составления словесного портрета.
Она одарила полицейского обворожительной улыбкой.
-Этот рыжий, со сломанным ухом. Он еще перекусил лапу.- промурлыкала она.- Ну, тому, черному.
-Лапу? Какую еще лапу?
Фомина улыбнулась непонятливости полицейского. Это же так очевидно.
-Ну, лапу. – пропела она, но, увидев выпученные глаза Костикова, решила уточнить.- Переднюю ногу.
В голове полицейского, что-то щелкнуло. Видимо произошло короткое замыкание. Он почувствовал, как у него стали шевелиться волосы.
-Какую еще, к черту, лапу? То есть, переднюю ногу?- прошипел он.- Что это еще за передняя нога?
Фомина невозмутимо перекинула ноги.
-У котов, конечно.
Весь ее вид выражал оскорбленную гордость. Она даже выпрямилась и подалась вперед. Он что, меня за дуру считает?
-Вы про кого говорите? Что еще за коты! Мы говорим о драке у подъезда, когда вы выходили из дома.
-И я говорю о драке. Вы сами спросили: видела я ли что-то необычное. Так вот, я видела драку двух котов. Они дрались из-за кошки. Я ее тоже видела. Она сидела рядом и наблюдала за этим турниром двух рыцарей.
Весь ее вид говорил, что народ, нынче, мелкий пошел. Даже не могут понять высокие чувства котов, положивших свое здоровье, а может и жизнь, за лапу прекрасной дамы.
Стул, на котором сидел Костиков, поехал вперед. Фомина предупреждающе подняла руку. Полицейский, чтобы скрыть ярость, опустил глаза и тяжело задышал. При виде набычившегося майора у Карасева мурашки побежали по коже.
Наступила неловкая пауза, готовая в любую секунду взорваться отборной бранью. Положение спас молодой полицейский, который вошел в комнату и что-то прошептал майору на ухо.
Глаза Костикова постепенно приняли осмысленное выражение.
-Хорошо. Посмотрите все вокруг.- тихо и глухо произнес он.- Может, что-то найдешь. А чем Фролов занимается?
-Опрашивает соседей. Но, думаю, бесполезно - все на работе.
-Вообще-то думать никому не вредно.- Карасев иронично посмотрел на Фомину, а потом повернулся к помощнику.- А тебе, как моему помощнику - в первую очередь.
Криминалист, слегка опешивший от резкой отповеди начальника, решил не испытывать судьбу и поспешил скрыться с глаз долой.
Дождавшись, когда тот скроется на кухне, Костиков тяжелым взглядом посмотрел на Фомину. В нем не было ничего хорошего. Нина инстинктивно сжалась и испуганно посмотрела на Карасева.
Наступила пауза. Молчание длилось до бесконечности. Никто не хотел нарушать тишину первым.
-Ну, хорошо.- начал Костиков.- С котами мы разобрались. Теперь перейдем ко второму акту.
Фомина подалась вперед и преданно смотрела на полицейского.
У Костикова заблестели глаза.
-Посмотрите вокруг. Все вещи целы? Ничего не пропало?
Фомина вскочила с кресла, быстро перебрала книжки, выдвинула пару ящичков серванта и облегченно выдохнула.
-Все на месте. Даже деньги не взяли.- она помахала несколькими сотенными бумажками.- И бусы целы. Только нитка оборвалась. Но я сейчас их соберу.
Она присела на коленки и стала собирать рассыпавшиеся горошины.
-Не надо.- прервал ее занятие полицейский.- После все здесь уберете.- он задумчиво посмотрел мимо Фоминой.- Если воры ничего не взяли, то тогда вообще ничего не понятно.
Он прогулялся по комнате, еще раз заглянул в спальню и почесал подбородок.
-Вы работаете…
Фомина одарила его улыбкой блондинки из глянцевого журнала, каких фотографируют для рекламы зубной пасты.
-Парикмахером.- томным голосом сказала она.- Дамским.
Карасев заметил, как Костиков напряг спину. Полицейский уже испытал, что означает эта улыбка еще в начале разговора и все закончилось рассказом о драке двух котов.
-Вы индивидуальный предприниматель?- глядя ей в глаза, строго спросил он.
Фомина сморщила носик. Видимо ее словарный запас был довольно ограничен, и потому она искренне считала, что дополнительные умственные упражнения приводят к преждевременному появлению морщин.
-С чего это вы взяли. - она надула губки.- Я работаю в салоне красоты.
-А дома?
-Иногда делаю прически подругам.
-Как часто?
Нина пожала плечами. Глупый вопрос - кто их считает.
Полицейский понял, что опять полез в дебри.
-Хорошо.- произнес он.- Поставлю вопрос иначе. Кому вы в последний раз делали стрижку?
Фомина оглянулась на Карасева.
-Его жене.- кивнула она в сторону мастера.- Верочке.
Костиков внимательно взглянул на Карасева. Уголки губ поднялись в тонкой улыбке.
-Когда?
-После обеда. Точно после обеда. Во время обеда была Леночка. А до обеда…- она опять сморщила носик, напрягая память.- Кажется…. Тонечка. Нет, Тонечка пришла к завтраку. Мы еще с ней чаю попили.
Костиков ошарашено смотрел на Фомину. Он понял, что все события ее жизни привязаны к ланчу или обеду. Поэтому, решил он, необходимо вводить корректировку плюс-минус часа два на перерыв между чаепитием.
-Леночка – это кто?
Фомина разочарованно взглянула на Костикова. Его умственные способности стали вызывать у нее сомнение. Он не знает Леночку!
-Леночка – это секретарь начальника нашего ТСЖ.- холодно произнесла она.
Полицейский сделал пометку в блокноте.
-И вы утверждаете, что она ушла сразу же после обеда?
-Ну, да.
-И сразу же пришла жена Карасева?
-Я же говорила вам: она пришла после.
-Они встретились? Или разминулись?
Нина задумалась. Сопоставление фактов заняло у нее не меньше минуты.
-Встретились. – прервала она паузу.- Точно встретились. Мы еще попили чаю. «Принцесса Нури». Это мой любимый чай. Я его купила недавно в «Пятерочке»…
Костикова не интересовало, где приобретает продукты Фомина.
-Не отвлекайтесь.- прервал он Нину, но тут же, спохватился.- Хотя, это очень интересно. И я обязательно полюбопытствую, где вы приобретаете такие прекрасные продукты.- полицейский наклонился и с заговорщицким видом спросил:- Вы потом дадите мне адресок?
Нина была польщена. Она уже успела перебраться на кресло и принять свою любимую позу - фотомодели на светском рауте.
Полицейский понял, что перехватил инициативу, но решил оставить Фомину на время в покое. Он поднял глаза на Карасева.
-Вы знаете, что ваша жена делает прическу у этого замечательного мастера?
Карасев фыркнул.
-Это естественно. Они, ведь, подруги.
-Вы часто бывали в этой квартире?
-Не помню. Пару раз с женой.
-А один?
-Не помню. Кажется один раз.
Костиков, как и три часа назад на скамейке, снова принял стойку гончей взявшей след.
-Точно один раз? Это когда было?
Карасев замялся.
-По-моему около месяца назад. Или что-то около этого.
В разговор вмешалась Фомина.
-Володя, ты что, забыл?- некстати вылезла она со своей искренностью.- Ты заходил позавчера. Я еще чай пила и тебе предложила.
Полицейский вопросительно поднял бровь.
-Позавчера?
Карасев почувствовал, что у него что-то оборвалось внутри и стремительно полетело вниз.
-Это нельзя назвать посещением.- выдавил он.- Я просто заглянул на кухню.
-Зачем?
Карасев неопределенно пожал плечами.
-Это моя работа. – пояснил он.- Я бываю во многих квартирах. Возможно, это было связано с отключением воды. Надо посмотреть наряды.
Полицейский, казалось, был удовлетворен ответом.
-Хорошо.- кивнул он.- Мы это проверим.
Из кухни вышел криминалист и направился в спальню. На молчаливый вопрос полицейского, тот отрицательно покачал головой.
Проводив его взглядом, Костиков неожиданно сменил тему. Он в упор посмотрел на Фомину.
-У вас есть дубликат ключей от квартиры?
Нина, не ожидавшая вопроса, выпрямилась и положила обе ноги на пол.
-Да.
-Где хранится дубликат?
Фомина растерянно оглянулась.
-В кухне. В ящичке для ложек.
Костиков прошел на кухню. Через минуту он появился в дверях и почему-то посмотрел на Карасева.
-Там их нет.
Нина вспыхнула.
-Не может быть. Они всегда там лежат.
-Кто знал, что дубликат находится на кухне?
Глаза Фоминой стали испуганными.
-Не знаю. Когда пьем чай, многие ложки берут сами.- она повернулась к Карасеву, словно ища у него поддержки.
-А его жена знала?- полицейский кивнул на Карасева.
-А причем здесь моя жена.- раздраженно начал Карасев.- Вы что, намекаете….
Костиков предупреждающе поднял руку.
-Я ни на что не намекаю.- ледяным голосом произнес он.- Я ищу факты. И потом буду их сопоставлять. А вы сами видели эти ключи?
Карасев с ответом замешкался чуть дольше, чем нужно. Он понял, куда клонит Костиков.
-Да.- нетвердо ответил он.
Полицейский хмыкнул и незаметно потер руки.
-А ваша жена знала?
-А вы сами у нее и спросите?- угрюмо ответил мастер.
Костиков чуть заметно улыбнулся.
-Любопытно. - протянул он.- Очень любопытно.
Карасев раздраженно пожал плечами.
От входа потянуло сквозняком. Кто-то открыл наружную дверь. Из прихожей вышел помощник, который опрашивал соседей, и что-то прошептал Костикову на ухо. Тот согласно кивнул.
-Закругляемся.- громко сказал он.- Ты там долго?
-Еще пара минут.- донесся из спальни голос криминалиста.- Заканчиваю.
Зазвонил мобильник полицейского. Он посмотрел на дисплей, чтобы определить абонента и поднес трубку к щеке.
-Ты можешь говорить спокойнее.- рявкнул он в телефон. Некоторое время он внимательно слушал.- Оставайтесь там. И ничего не трогайте. Мы сейчас приедем.
Костиков тяжело посмотрел на мастера. От этого взгляда у Карасева по спине потекли струйки холодного пота. Полицейский убрал телефон в поясную сумку.
Он рывком соскочил со стула.
-Поехали, Василий.- обратился он к криминалисту.- Нам предстоит еще одна работенка. А ты оставайся.- он повернулся к помощнику.- Запротоколируй тут все.
Дождавшись, когда помощник Костикова, выполнит все формальности, Карасев оставил Фомину на попечении соседки и вышел на улицу. Он шел оглушенный навалившимися на него событиями сегодняшнего дня. Он ненавидел себя. Он проклинал себя за то, что родился на свет. Он проклинал Костикова, затаскивающего его в какое-то дерьмо. Он ненавидел редких прохожих, попадающихся ему на пути. Он ненавидел всех. Он шел до тех пор, пока не понял, что находится напротив какой-то забегаловки. Он выпил сотку водки. Потом повторил еще. После третьей порции он обнаружил, что его голова по-прежнему остается холодной, как лед. И он продолжал оставаться разбитым. Без малейшей надежды на будущее. Карасев расплатился и направился домой.



Вечер прошел в пустоте. Тяжелые портьеры прикрывали окно не полностью и через щели между ними просачивались лучи заходящего солнца. В комнате царила меланхолия полумрака и безысходности. Если бы не телевизор, что-то бормотавший в углу, то тишина стала бы просто невыносимой.
Вера заперлась в своей спальне, и все время торчала в «интернете». Она была напугана и до сих пор не могла отделаться от мысли, что кто-то постоянно наблюдает за ней. Когда Вера рассталась с Аксяновым, она быстро юркнула в дом, заперла за собою дверь и, несмотря на то, что на улице было тепло, завернулась в плед. Ее бил озноб. Она сама не знала от чего. Может от нервного срыва или от страха. Она поняла, что близка к паранойи. Она несколько раз пыталась сосредоточиться. Но у нее ничего не получалось. Ей овладевал страх. А ей хотелось сострадания. Та капелька сострадания к малознакомому весельчаку Вадиму - уже улетучилась. Ей же хотелось сострадания к ней самой. Уткнуться в плечо и выплакать весь страх, который заполнял ее все больше и больше. Но вряд ли сострадание - есть добродетель.- подумала она.- Это отчуждение, одно из форм одиночества. Уход от мира, друзей, надежды.
Вера даже обрадовалась, когда пришел Карасев. Она уже хотела сделать шаг к примирению. Но тот ушел в свою комнату и уткнулся в телевизор. Тогда и она сделала то же самое - заперлась в спальне. Но одиночество и страх волнами накатывались на нее, и она несколько раз порывалась открыть дверь и выплакаться Карасеву по поводу своих страхов. Но, когда она подходила к двери, то слышала только бормотание телевизора, и желание помириться исчезало, уступив место страху.
Карасев тоже несколько раз вскакивал с дивана и мерил шагами комнату. Он понял, что влетел по крупному. Не надо было иметь особого ума, чтобы догадаться, что за кражей в квартире Фоминой, скрывается что-то крупное. Потому, что ничего не украли. Искали какую-то мелочь, которая может уместиться в шкатулке. Но, что может уместиться в шкатулке? Губная помада? Дешевые безделушки, которые остались от предков, как память? Булавки? С ума сойти. А полицейский что-то знает и плетет свою сеть. Только для кого? Если полицейский он начнет выяснять, а он обязательно начнет выяснять все подробности и детали дела, то он должен очертить круг лиц, так или иначе вращавшихся вокруг Фоминой, а также все сопутствующие обстоятельства связывающих их с ней. В этот круг входит, прежде всего, Вера и он. При этом Костиков прозрачно намекнул ему об отпечатках пальцев на банках из-под пива, найденных в квартире Калинина. И с Верой твориться что-то не ладное. Пустячная ссора привела к серьезной размолвке. Она явно чем-то напугана. Это он определил сразу, когда вошел в квартиру. Тогда Вера посмотрела на него пустыми глазами. В них не было ничего, кроме тоски и страха. Ее движения были лишены всякого смысла и были неуверенными и резкими. Лицо ее было отчужденное и мысли обращены вовнутрь. Увидев Карасева, она быстро встала и, не говори ни слова, скрылась в своей комнате.
Он несколько раз подходил к двери и даже однажды подергал ручку, но дверь была заперта изнутри. И из-за нее не было слышно ни звука, ни шороха.
Дотянув до десяти часов вечера, они легли спать. Каждый в своей комнате. Один из-за того что не сомкнул глаз со вчерашнего вечера и утром ему нужна свежая голова. Другая – от того, что просто устала от переживаний и нервного напряжения.
Когда Карасев проснулся, то ему показалось, что он не сомкнул глаз всю ночь. Но сон сделал свое дело. Он чувствовал себя бодрым и отдохнувшим. Вера, вероятно, еще не встала. По крайней мере, ее на кухне не было.
Карасев поставил турку на газовую плиту. По кухне поплыл бодрящий запах кофейного аромата. Он взял дымящуюся чашечку и включил телевизор, чтобы прослушать последние новости. Проходя мимо спальни жены, он увидел, что она спит или делает вид, что спит. От нее веяло сонным теплом и уютом. Она показалась Карасеву такой желанной, что он, забыв вчерашнюю ссору, захотел юркнуть к ней в постель и уткнуться ей в плечо. Но вспомнив, что времени у него в обрез, и через пятнадцать минут ему надо быть на рабочем месте, он решил позвонить ей, как только выпадет свободная минутка. Карасев завязал шнурки на туфлях и тихо закрыл за собой дверь.


Когда в 7.55 Карасев зашел в контору, то в приемной застал одну Леночку, которая сообщила, что Аксянов задерживается и просил провести оперативку без него. Она с обворожительной улыбкой протянула мастеру пачку бумажек и добавила, что когда начальник появится, то она непременно сообщит Карасеву об его прибытии.
По дороге в мастерскую, мастер перелистал заявки, сортируя их по важности и срокам выполнения. Ничего вон выдающегося в них не было. В основном они касались перегоревших лампочек в подъездах. Пара заявок была по поводу замены смывных бачков унитаза. Кто-то жаловался, что сосед бросает окурки к нему на балкон. Одно предложение было об установке отдельной котельной в подвале дома. К ней были приложены чертежи строительства и экономические. Судя по профессиональному тексту расчетов, заявитель потерялся в дебрях «интернета» и вытаскивал оттуда все, что найдет мышка клика. Карасев вспомнил, что в последний раз этот рационализатор предлагал выращивать шампиньоны в подвалах дома, мотивируя тем, что это принесет дополнительный доход жителям. Правда, он забыл об одной мелочи - запахе. Когда Карасев заинтересовался этой идей и проконсультировался со специалистами, то они в один голос заявили, что жители первых этажей сбегут через месяц от запаха плесени в их квартирах. Мастер тогда еще легко отделался. Все обвинения ушлого рационализатора ограничились лишь обвинениями в ретроградстве и махровом консерватизме. Правда, во всех его заявках была одна полезная штука. После каждой из них, Карасев вынужден был садиться за учебники, изучать справочники, советоваться со специалистами, чтобы дать внятный ответ чересчур активному квартиросъемщику.
В мастерской мастер застал обычную картину. В курилке сантехники обсуждали проблемы ихтиологии. И судя по всему, тон задавал Мишин, который самозабвенно утверждал, что однажды в баклуше, он поймал рыбину, размером с внушительного тюленя или другого представителя отряда ластоногих. Это сообщение скептически было встречено присутствующими и вызвало с их стороны дополнительные вопросы и комментарии. Однако, увидев Карасева, научный диспут сразу прекратился, и слесари направились в мастерскую.
Когда Карасев закончил совещание и все работники стали собирать инструменты, чтобы отправиться по заявкам, он остановил Пивоварова.
-Ты вчера обследовал лифт?
-Какой лифт?- на несколько секунд лощеное самодовольство электрика дало трещину.
Карасев вспыхнул.
-Я говорил тебе об этом вчера. Ты что, не помнишь?
Пивоваров опять уткнулся в экран телевизора.
-Не помню. И вообще, причем здесь какой-то лифт?
Карасев откашлялся, пытаясь подавить нервный смешок.
-А притом. Поступила жалоба от жителей, и мы должны на нее среагировать.
Пивоваров смерил его взглядом, как будто видел впервые.
-А лифтеры-то на что? Я получаю зарплату только как дежурный электрик.
Ишь ты. И это туда же.
-Вот и сходи. Тебя никто не просит лезть в оборудование. Просто посмотри, что там. Может, там какая-нибудь мелочь не стоящая внимания. Кошка, например, или еще что.
Пивоваров чуть заметно улыбнулся. Он вспомнил, как на прошлой неделе вытаскивал из шкафов электрического управления забредшую туда кошку. Правда цена ее любопытства была высокой. Она заплатила за свои исследования жизнью. В результате, дом оставался без электричества более часа.
Карасев продолжал давить.
-Может и там подобная ерунда. Ты же можешь определить: почему лифт дергается?
Карасев решил сыграть на его слабой струнке: давать советы по любому поводу. Пивоваров заколебался. В то же время, он не хотел, чтобы его считали мальчиком на побегушках и поэтому держал паузу.
Карасев решил не давать ему возможности для маневра.
-Ты, ведь, раньше работал в крановом хозяйстве завода? Значит, кто кроме тебя лучше разбирается в грузоподъемных механизмах?- вылил он ушат лести опешившему электрику.- Да и дело-то серьезное. Любому его не поручишь.
Электрик мгновенно заглотнул наживку. Он вскинул подбородок и неторопливо поднялся с уютного кресла.
-Вот и хорошо.- улыбнулся в душе Карасев.- Все равно ты у меня побегаешь.
-Да вот еще, что…- медленно произнес мастер.
Пивоваров состроил гримасу, показывая, что и этого задания хватит на целый день. Все ноги собьешь, пока доберешься до верхнего этажа.
Карасев, не обращая внимания на недовольный вид электрика, широко улыбнулся.
-Ну, что еще?- процедил электрик.
Карасев продолжал улыбаться. Он многозначительно поднял глаза к потолку.
-Это личная просьба Аксянова.
Уфф! Даже пот на лбу выступил. Фамилия Аксянова подействовала на электрика, как запах сыра на мышонка. Все. Дверка захлопнулась, и отступать уже некуда. Но Пивоваров не подал вида, что капитулировал, и старался держать марку.
-Аксянов, говоришь?
-Он самый. Лично, говорит, поручи Пивоварову.
Лицо электрика приняло прежнее, немного надменное выражение.
-Вообще-то, я давно не смотрел лифтовое хозяйство.
-Вот-вот. Сегодня - в самый раз.
Пивоваров насторожился.
-А почему именно сегодня?- бросил он подозрительный взгляд на Карасева.
-Звезды так говорят. Ты по Зодиаку кто?
- Ну, стрелец.
-Тогда гороскоп почитай. Сегодня у тебя благоприятный день.
Электрик секунду молчал, пытаясь уловить в словах мастера насмешку. Лицо Карасева стало каменным.
-Ладно. Пойду, прогуляюсь.- сказал Пивоваров, словно сделал одолжение.
- Правильно. Сходи, просвежись.
Пивоваров взял дежурный чемоданчик. Для самоутверждения он еще немного покрутился в мастерской и скрылся за дверью.
Карасев посмотрел на часы. Стрелки показывали десять часов, пятнадцать минут. Он размял сигарету и чтобы не дымить в мастерской, вышел на улицу. Прикуривая от зажигалки «Зиппо», он с удовольствием наблюдал, как электрик, оглянувшись по сторонам, юркнул в контору.

Убедившись, что Пивоваров пошел на ежедневную консультацию к Аксянову, Карасев достал телефон и набрал номер Веры.
Гудки были длинными и томительными. Вероятно, жена раздумывала отвечать на звонок или сделать вид, что продолжает сердиться. Карасев уже подумал, что сейчас на дисплее высветится надпись, «абонент не отвечает», как гудки прервались. В динамике Карасев услышал ровное дыхание Веры.
-Ну, ты успокоилась?
Молчание.
-Ты чего звонишь?- после паузы, наконец, спросила она.
-Узнать - как дела. С тобой все в порядке?
Пауза.
-А что со мною может случиться?- насторожилась Вера.
-Не знаю. Утром мы с тобой даже не поговорили.
Вера продолжала дышать в трубку.
-Я ничего не хочу знать.- наконец ответила она.- И если тебе нечего сказать, то давай закончим этот разговор.
Но мобильник не отключила. Значит, оставила дверь полуоткрытой. Это давало Карасеву маленькую надежду. Он решил ей воспользоваться.
-Если, ты считаешь, что виноват я, то прошу прощения.
-Не надо извинений.
-И все же. Извини меня, пожалуйста.
-Я ничего не хочу знать.
-Так я не понял. Мои извинения приняты?
Пауза.
-Я подумаю.
-Раз решила подумать,- сказал сам себе Карасев.- то можно попытаться просунуть ногу в дверной проем, пока она не захлопнула створку.
-Вчера звонила Фомина.- Карасев сделал паузу, чтобы заинтриговать Веру.
-И что она сказала? Почему мне не позвонила?
Карасев соображал две секунды. На какой вопрос отвечать в первую очередь. Решил ответить сразу на оба.
-Она сказала, что мобильник у тебя не доступен, и ты забыла у нее сумочку.
Про разгром в квартире Фоминой он решил не говорить. Вера слишком впечатлительна. И неизвестно, какая реакция будет у нее, при этом известии. Примером тому – гибель Калинина. Пусть лучше сама от нее узнает.
-Спасибо.- желчно ответила Вера.- Больше ничего?
-По-моему, все.
-Тогда спасибо.
В трубке послышались короткие гудки.
Карасев еще несколько секунд держал мобильник в руках. Было непонятно: то ли она сделала шаг навстречу, то ли трещина в их отношениях расширилась еще больше и стала превращаться в пропасть.


Спустившись в мастерскую, Карасев включил настольную лампу. Желтый свет отодвинул темноту вглубь помещения. Он любил оставаться один. В полумраке думается легче, мысли сосредотачиваются на конкретной проблеме. А их уже навалилось выше крыши, и продолжали расти в геометрической прогрессии. Пока он находится в обороне. Не знает, какой еще фортель выкинет сегодняшний день. Неизвестность порождает страх. Страх - ненависть. Ненависть – неуверенность, граничащую с паникой. Это Карасев понял еще вчера, когда возвращался домой. Он не раз за сегодняшний день проигрывал в уме различные варианты своего поведения, потом отметал их как не состоятельные и посылал всех к черту. Но, когда перед его глазами вставало лицо Веры, наручники, тюремная камера, злорадная улыбка Полетовой, то им снова овладевала ненависть, желание встать и что-то делать. Делать, что угодно, только не сидеть на месте и тупо смотреть в одну точку.
Карасев встал и достал из холодильника запотевшую бутылку «нарзана». Закрывая дверку, он услышал, как негромко заурчал мотор. Этот звук странным образом успокоил его, придав мастерской что-то домашнее, уютное.
Сделав глоток, он задумался.
Он снова, в сотый раз возвращался к разговору с полицейским. Сопоставлял слова, интонацию, намеки. История, в которую он попал, выкатила на него груду проблем. Их было столько, что не разгребешь и на месяц. А, что касается Калинина, то, возможно, и всю оставшуюся жизнь. Все они вращаются вокруг одного центра массы. Вокруг Карасева и они как-то связаны между собой. И теперь ему предстоит найти эти ниточки.
Карасев вздохнул, допил «Нарзан», потом встал и прошелся по мастерской.
Логического объяснения всем свалившимся на его голову событиям он не находил. Сколько бы, не напрягал извилины. Но первое, что он решил для себя - необходимо выяснить, какое он лично имеет отношение к смерти Калинина. Если он разгадает эту головоломку, то выйдет на того, кто его подставляет. Следовательно, надо танцевать от печки. Необходимо выяснить: кто такой Калинин? Карасев даже не представлял, как он выглядит. Он видел его только один раз - вчера ночью, когда Калинин шагнул в окошко. Или не шагнул? Может, помогли шагнуть?
Карасев предполагал, что навести справки о Калинине, будет несложно. Нужно только покопаться в социальных сетях, справиться о нем на работе, поговорить с соседями. Он мастер, а не полицейский. Его жители знают и расскажут о Калинине все, даже чем болела его бабушка. Это с полицией люди ведут себя напряженно. Мало ли, что. Еще затаскают по учреждениям. Да и соседи потом будут коситься. Не любят у нас полицию. Неплохо бы и побывать в квартире Калинина. Она сейчас опечатана. Это Карасев знал точно. Он побывал в этом подъезде еще вчера. Но неизвестно: откуда будут хоронить. Вскрытие уже сделано. И если Калинина будут хоронить из квартиры, то это осложняет дело. Народу будет топтаться в ней прилично. Да и останется в квартире кто-нибудь. Но, в квартире надо обязательно побывать, пока ее не затоптали. Может, найдет что-нибудь такое, что даст ключ к разгадке этого ребуса.
Карасев достал пачку сигарет, но отложил ее в сторону.
Чета Калинина-Беловой жила на девятом этаже, продолжал рассуждать он. Их лоджия примыкает к балкону Мишина. Неплохо бы воспользоваться этой возможностью и проникнуть в квартиру. Но тут, сразу же, выползают еще две проблемы. Первая из них – это Мишин. Он знает, в какой переплет попал мастера. Однако знать одно, другое дело помогать. Тут и до соучастия недалеко. А, Карасеву не хотелось впутывать бригадира слесарей в свои заморочки. Другая проблема – Вера. В квартиру надо идти ночью. Днем нельзя - глаз много. Это все равно, что вывесить объявление в подъезде. Однако Вера еще не отошла от вчерашней размолвки и надежда на то, что ему удастся помириться с женой сегодня вечером, вызывала сомнение. Тем более, он почувствовал, что Вера немного оттаяла и попытка уйти из дома на ночь, поставит их семейную жизнь на грань полного разрыва.
Взвесив все за и против, Карасев ни к какому решению не пришел, решив вернуться к этой проблеме несколько позже.


После звонка Карасева, Вера почувствовала угрызения совести. Она с трудом подавила желание набрать телефон мужа и закончить затянувшееся противостояние мирными переговорами. В голову полезли разные мелочи. Память услужливо подсовывала быстро сменяющиеся между собой картины, как монтажные стыки в затертых фильмах. Но жизнь - не кино. Нельзя остановить, как стоп-кадр сцены счастья. Тем более прокрутить фильм заново, даже если и купишь билет в первый ряд.
Глаза Веры наполнились слезами. Сквозь неплотно прикрытую занавеску солнечные лучи уютно налили комнату мягким светом. На тумбочке лежал открытый фотоальбом. Она устроилась с ногами в кресло и стала рассматривать фотографии. Со страниц на нее смотрели забытые друзья, ученики ее класса, какие-то вечеринки. Часто встречались и фотографии мужа. Вот они вместе веселые на пикнике, здесь он дурачится на берегу моря, где они отдыхали в прошлом году. А эта фотография, особенно дорога: здесь они изображены вдвоем. Зашли в Риге маленькое ателье. Суетливый латыш долго рассаживал их на фоне какого-то пейзажа, настраивал освещение, требовал куда-то поднимать то глаза, то подбородок. Наконец, он поставил обыкновенный стул, заставил Веру собрать волосы на затылке, а Карасева нацепить бабочку. Она сидела строгая, выпрямив спину, будто в корсете, а Карасев стоял позади жены, положив руку ей на плечо. Фотография получилась черно-белой. Точь-в-точь, как на старинных снимках позапрошлого века. Мастер даже умудрился сделать ее немного мутной и чуть желтоватой.
С тоскливым сердцем Вера закрыла фотоальбом и пустым взглядом обвела комнату. Сейчас сильнее, чем когда либо, она почувствовала свое одиночество. И если, сейчас не развеется, то просто не выдержит и наломает дров. Вера не хотела оставаться одна. Ей захотелось убежать из этого пустого дома от Карасева и прежде всего от самой себя.
Вера вспомнила, что Фомина попросила ее позвонить, взяла мобильник и набрала номер подруги. Пока в трубке были слышны долгие гудки, Вера искала деликатное оправдание столь раннего звонка. Она знала, что Нина не любит, когда ее будят спозаранку, хотя настенные часы показывали половину двенадцатого.
Фомина ответила на удивление быстро, на третьем гудке.
-Алло?
-Привет, это я, Нина. Извини, если разбудила.
-Ничего, я давно уже на ногах. Как, ранняя пташка.
Вера внутренне улыбнулась. Но прокомментировать ответ ранней пташки не решилась. Да это было невозможно. Фомина голосом, что через полчаса наступит конец света, тут же выпалила:
-Мне тебя надо видеть и сейчас же!- даже через телефонную трубку Вера чувствовала, как Фомину просто жгла эта новость. Эти интонации она прекрасно знала.
-Прямо сейчас?
-Да и немедленно. Ты знаешь, что случилось?- после секундной паузы, чтобы заинтриговать подругу, выпалила она.- Меня обокрали!
Вера не поверила. Она знала, что у Нины слишком богатое воображение, граничащее с ненаучной фантастикой. И эта фантастика иногда ставила Фомину в дурацкое положение. Ей всегда казалось все то, что она имеет сейчас, так, временное, а там за углом, за поворотом есть образец и получше. Ни одно серьезное дело она еще не довела до конца. Фомина начинала читать книги и тут же их бросала, потому что появился «интернет» и DVD, увлеклась йогой, и неожиданно переключились на диету из пророщенной пшеницы. Мужчин меняла как перчатки. Потому что блондины флегматичны, брюнеты слишком горячи, шатены, вообще, какие-то рохли. Впрочем, это было неудивительно. С кем поведешься – того и наберешься.
-Да ты, что!- скептически спросила Вера.- И когда?
-Вчера. Но, давай не по телефону. Ты можешь ко мне сейчас прийти?
-Хорошо. Буду через пятнадцать минут.
-Приходи.- обрадовалась Нина.- Чайку попьем. А то мне одной страшно.
Вера отключила абонента. Через пять минут она уже спускалась вниз к выходу.
-Ты куда, деточка?
На крыльце дорогу ей перегородил здоровяк, которого она видела накануне в кафе. От него пахло дешевым одеколоном, а изо рта - прогорклым сигаретным дымом.
У Веры пересохло во рту. Она инстинктивно сделала шаг в сторону, чтобы обеспечить себе путь к отступлению.
-Чего молчишь? Воды в рот набрала?
Вера вжалась в стену и с надеждой посмотрела на молодого человека лет двадцати пяти, с черными усиками и в белой футболке, который с безразличным видом сидел на лавочке. Парень встал и подошел к здоровяку.
-Отстань от нее.- приглядевшись к Вере, сказал он.- Я ее знаю. Она живет в этом доме.
Верзила хмыкнул и попытался схватить Веру за руку. Она вывернулась и сделала шаг в сторону.
-Я тебя где-то видел.- ухмыльнулся он.- Это не ты была вчера в кафе с каким-то мужиком?
Вера онемела и смогла только кивнуть.
-Кончай ее пугать.- строго сказал парень.- Видишь, она вся дрожит.
-А ты, что-то стал сентиментальным, Князь.- верзила отступил в сторону.- Ну, проходи.
Князь широко распахнул дверь. Вера нырнула в освободившийся проход.
-Спасибо.
Здоровяк хмыкнул.
-Давай топай, душка. Еще встретимся.- вдогонку пообещал он.- Так, что до скорого.
Вера с трудом передвигала онемевшие ноги. Сейчас, ей по настоящему, стало страшно. Сзади было слышно уханье тяжелых шагов. Вера, не оглядываясь, быстро скрылась за углом дома.


Карасев продолжал мерить шагами мастерскую, когда хлопнула входная дверь. Он сразу узнал шаркающую походку Мишина. Только он может шмыгать подошвами ботинок по полу. Но, на всякий случай, спросил:
-Кого это черти несут?
-Своих.
Карасев мысленно поздравил себя. Не ошибся – это был Мишин и головы не надо поворачивать. В проеме двери замаячил сутулая фигура бригадира слесарей.
-Свои давно на работе, а не мельтешат перед глазами начальства.- недовольно буркнул Карасев.- Ты откуда нарисовался?
-С 128 квартиры. Ты что, не помнишь? Сам утром послал.
Карасев вспомнил, что накануне в этой квартире была гулянка, и по пьяному делу весельчаки сорвали унитаз. И слесарям, чтобы не затопить соседей, пришлось вчера отключить холодную воду во всем подъезде.
-Ну и как? Починили унитаз?
-В порядке. – коротко ответил слесарь.- Новичок сделал, Князев.
-А где он?
Мишин положил ящичек с инструментом на верстак.
-Мыться пошел. Весь в дерьме испачкался.
Карасев поморщил нос.
-А я-то думаю: откуда вонища. Ты что, « Шипром» пользуешься?
Мишин хмыкнул и включил электрический чайник. Заметив недовольный взгляд Карасева, буркнул:
-Что. И чаю уже попить нельзя?
-Лучше ты водки бы хряпнул.- засмеялся Карасев.- Повод был бы тебя премии лишить. А то, зажирел - ушей из-за щек не видно.
Мишин посмотрел на себя в зеркало.
-Ты ошибаешься.- ответил он.- Я просто стройный и ты мне завидуешь.
Он налил кипяток в бокал, где уже лежал пакетик с заваркой чая и начал шумно дуть в чашку, отхлебывая из нее по маленькому глотку.
Карасев сел в кресло, закинул ногу за ногу и стал пальцами выбивать на подлокотнике барабанную дробь. Пауза становилась томительной и бессмысленной. В его голове еще не созрел план действий и раньше времени посвящать Мишина в его реализацию ему не хотелось. Не та обстановка. Да и что делать дальше, Карасев сам пока не знал. Взвесив, все за и против, Карасев решил вернуться к разговору с Мишиным попозже.
Дверь мастерской хлопнула, и в коридоре послышались шаги.
Мишин еще не закончил пить чай, как в дверях нарисовался Запорожцев - синяя спецовка, ботинки сорок пятого размера и бейсболка, скрывавшая его длинный нос. Он в руках держал чемоданчик с инструментами, который от обилия ключей весил не меньше пуда. Запорожцев деловито прошел к столу и начал наливать кипяток в свой личный бокал, видимо решив, что настало самое время составить компанию своему бригадиру.
-У нас, что сегодня праздник?- раздраженно спросил Карасев.- Или стены мастерской медом намазаны?
Запорожцев попытался отшутиться.
-Для нас каждый день праздник. Нам хлеба не надо – работу давай.
Стоя в полуосвещенном углу, Карасев кинул жесткий взгляд на юмориста.
-Полагаю, что шутить будем после. Ты, по-моему, должен быть на 49 квартире? Что там с канализацией?
Запорожцев пожал плечами.
-А хрен его знает. Сначала думал, что хозяйка прокладок накидала. Проверил – все чисто.
-Каких прокладок?
-Какие прокладки бабы кидают! Или сам не знаешь.
-Ну, и…
-Все чисто.
-Значит, ложный вызов?
Запорожцев иронически хмыкнул.
-Может быть. Думаю, что от стиральной машинки трубопровод засалился.
Из Запорожцева приходилось вытягивать каждое слово.
-Ну?
-Залил «Крота». Подождал десять минут, вода и ушла.
-Все, что ты мне говорил эти полчаса, можно выразить двумя словами: канализация в норме.
Запорожцев размешал чайной ложкой сахар в бокале.
-Вот я и говорю, что в норме.- невозмутимо ответил он.- Чай будешь?
-Вот кусок флегмы.- раздраженно подумал Карасев.- Ничем не прошибешь.
-Лучше кофе.
В разговор вступил Мишин.
-Тебе бы коньячку бы выпить. Голова будет работать лучше.
Карасев подозрительно посмотрел на слесаря.
-Ты что, сомневаешься в моей голове?
Мишин попытался улыбнуться, однако его улыбка быстро растаяла. Что-то в тоне мастера насторожило слесаря, и он решил, на всякий случай, не будить медведя в его берлоге.
-Нет. Что ты. Это я так, к слову.
Запорожцев столовой ложкой зацепил вишневого варения и положил его на булку.
-Этот мужик, тот, который выпал с девятого этажа. Говорят, что он не сам выпал.
Он почему-то пристально посмотрел на Карасева. Мастер почувствовал, что краснеет.
-Ты откуда знаешь?
Запорожцев откусил полбутерброда и стал прихлебывать чай.
-Соседки говорили.- полным ртом прошамкал он.- Я же в соседней квартире канализацию ремонтировал.
-А что еще говорили соседки?- Карасев отставил бокал в сторону и сложил руки в замок, чтобы скрыть предательскую дрожь.
-Много всего.- неохотно протянул Запорожцев.- Говорят, что и смерть его жены была не случайной.
-??
Запорожцев, почувствовав свою значимость, приосанился.
-С виадука на иномарке улететь под поезд?- он покачал головой.- Ты сам-то в это веришь?
-Действительно.- задумчиво протянул Мишин.- Там отбойники не меньше, чем полметра.
-А, ты знал погибшего?
Запорожцев отставил пустой бокал и с сожалением посмотрел на почти пустую банку варенья.
-Лично я с ним знаком не был. – он выпрямился на кресле.- Но, по виду неплохой парень. Машина у него крутая. «Тойота-супра». Это кое-что, значит. Интересно, откуда у простого слесаря такие деньжищи?
Мишин округлил глаза.
-Он что, слесарем работал?
Запорожцев потянулся к банке с варением.
-Соседки говорили. На заводе, где-то числился. Снабженцем, что ли. В общем, в конторе.
-На зарплату слесаря такую тачку не купишь.- протянул Мишин.- Может у жены заработок был приличный?
Запорожцев снисходительно улыбнулся.
-Какое там! Старший специалист в «Теплоэнерго». Не думаю, что ей платили большие деньги. В основном их делит между собой начальство.
Запорожцев все же не выдержал искушения и снова стал накладывать остатки варенья на булочку. Наступила долгая пауза. Карасев тоже молчал, боясь волнением в голосе выдать свою заинтересованность.
-А мне их жалко.- вдруг сказал Мишин.- Сначала погибла жена, потом муж. Глупая смерть.
-Смерть никогда не бывает умной.- философски заметил Запорожцев.- Интересно, когда будут похороны?
Карасев напрягся. Он уже задумывался побывать на них, но еще не заглядывал так далеко.
-Он погиб вчера.- подсчитал Мишин.- Значит завтра.
Он повернулся к Карасеву.
-Ты придешь на вынос?
Карасев минуту помедлил с ответом.
-Наверное. Я об этом не думал.- наконец он услышал собственный голос.- Я не знаю, откуда его будут хоронить.
-Я слышал от матери. Она из морга его к себе забрала.
Это уже кое – что. Карасев вопросительно посмотрел на Запорожцева.
-Почему от матери?
-Она была в неладах с невесткой. Считала, что карьера сына не удалась из-за нее.
Мишин достал пачку сигарет.
-А кто у нас мать?
Запорожцев пожал плечами.
-Учительница, какая-то. В общем, из тех, кто считает своего сыночка вершиной творения. От таких дамочек всегда можно ждать сюрпризов.
Мишин сунул в рот сигарету и предпринял наглую попытку чиркнуть зажигалкой.
-Не люблю сюрпризов.
Карасев посчитав, что и так узнал немало о Калинине, решил перевести разговор на другую тему. Он выразительно постучал пальцем по плакату с надписью «Не курить».
-Мы, чего-то заболтались. Пора и на работу. У нас заявка по шестому дому. У бабушки замок входной двери плохо работает. Заедает.- встретив недоуменный взгляд Запорожцева, добавил:- Сделаешь бесплатно. Бабка хорошая. Да ты ее знаешь: из 3 квартиры.
Он повернулся к Мишину.
-А ты, что стоишь? Ты, кажется, говорил что-то о коньяке?
-Я бы на твоем месте попросил у Аксянова премиальные.- задумчиво произнес слесарь.- Или спецжиры. Сметану, например.
Карасев не почувствовал подвоха.
-Чего, ради?
-Работа у тебя вредная.- сделал серьезное лицо Мишин.- На печени отрицательно отражается. Это я про коньяк.
Карасев вскипел.
-Пошел к черту! И без тебя тошно.
Мишин поставил пустой бокал на стол и направился к выходу.
-Вот-вот. Про это я и говорю. Видишь, как нервы расшатались. Вот всегда так. Вместо благодарности за заботу, по лицу норовят ударить. Да еще ногами, обутыми в ботинки. Тогда не плач, когда ливер отвалится.
-Не каркай. Постучи по дереву.
Мишин три раза стукнул себя кулаком по голове.
-А что, похоже.- сказал Карасев.- Звон одинаков. Как у дуба.
Слесарь почувствовал, что проигрывает пикировку и сделал обиженное лицо.
-Дуб не звенит.
-Ладно.- засмеялся Карасев.- Пошли наверх, покурим.
У Мишина довольно заблестели глаза: ему все-таки удалось растормошить мастера.

Продолжение следует ...

Евгений Сорокин



Комментарии: 0
Добавить комментарий
Имя:     E-mail:



Темы
Пожары   Религия   ОМК   Образование   Спорт   Русполимет   Культура   Помощь   Футбол   Самбо   Люди   Лёгкая атлетика   Дороги   Политика   Потребитель   Экология   ВОВ   Музыка   Криминал   Здоровье   Гостиница "Баташев"   Раев Игорь Львович   Молодежь   ЖКХ   Игорь Матюков   Валерий Анисимов   Происшествия   Связь   Дети   Экономика   Завод корпусов   Дробмаш   Шанцев Валерий Павлинович   АЭС   Село   Туризм   Анатолий Козерадский   Конкурс   Молокозавод   Михаил Казиник   Выборы   Дмитрий Краснов   Пробки   Стан - 5000   ОМК-Участие   Полигон ТБО   Рождественские гонки   Мотокросс   Новый год   Всемирный день снега   Крещение   ЦОИ "Продвижение"   Арт-овраг  

Яндекс.Метрика
© 2005-2017 «Виртуальная Выкса» | Дизайн и верстка «Виртуальная Выкса» | admin@wyksa.ru
по вопросам размещения рекламы - reklama@wyksa.ru, тел. 89040596588
При любом использовании материалов сайта ссылка на wyksa.ru обязательна